Previous Entry Share Next Entry
Мой боевой путь или трудоустройство в Канаде после университета
Leon
tony_dickens
По участившимся просьбам читателей в этом посте я публикую компиляцию моего опыта работы и ее поиска в Канаде. Признаюсь честно, я не люблю вопросов типа «Какие документы вы подавали в университет?», «К какому нотариусу ходили: на Проспекте Мира или в Сокольниках?», «Сложно ли сдавать TOEFL?». Всю эту быстро меняющуюся и контекстно-зависимую информацию можно найти на официальных сайтах университетов и тематических форумах. Не сочтите за снобизм, для меня это во многом сродни смакованию подробностей приготовления праздничного ужина к годовщине свадьбы пять с половиной лет назад: «А сколько масла вы положили в тот крем?».

Коротко опишу свою мотивацию. В Канаду я приехал в поисках счастья: за лучшей жизнью и для раскрытия собственного потенциала. Для успешной иммиграции в большинстве случаев необходимо иметь работу, получить которую без местного образования гораздо сложнее.

Кроме того, университет открывает множество других дверей, не говоря о таком «сомнительном» и сильно недооцененном преимуществе, как социализация в новом обществе, в том числе через ко-оп программы (это что-то вроде нашей производственной практики) предоставляющие студентам полноценную работу сроком от 4 до 16 месяцев на полноценного работодателя за полноценную или почти полноценную зарплату. Работодателям важен либо опыт работы в Канаде/США, либо канадский/американский диплом. Университет может дать и то, и другое. Я выбрал Master’s программу в мало кому известном университете Виндзора в Южном Онтарио, которую при должном рвении можно закончить за год.

Благодаря университетскому ко-опу, я получил 8 месяцев опыта работы в Research in Motion (ныне Blackberry) еще до заката компании, которые также снабдили меня положительными рекомендациями а они очень пригодятся при найме на новую работу.

В самом начале 2012 года я защитил диплом, удостоившись степени Master of Computer Science, из чего следует, что по специальности (и, что страшнее, по натуре тоже) я программист. Это накладывает определенную специфику на описанные события. Кроме того, в виду моей природных особенностей (a.k.a. «шило в заднице»), мой опыт может оказаться вовсе уникальным. До Канады я работал программистом только в Москве, откуда все умышленные и случайные сравнения далее в повествовании.

Географический фактор

Канада, равно как и США, — страны куда более децентрализованные, чем Россия, поэтому молодой специалист, закончивший университет стоит перед большим выбором. Галочка в резюме о готовности переезда за свой счет даст почувствовать романтику дальних странствий даже внутри Канады.


В университетах есть множество организаций, которые помогут вам составить резюме. Не стоит недооценивать важность этого шага. Далее в моем случае в силу вступила специфика моей профессии. В Канаде (и в США) в последние годы наблюдается дефицит АйТи-специалистов, поэтому от меня требовалось лишь загрузить резюме на несколько сайтов (monster.ca и подобные), после чего рекрутеры стали сами звонить и писать мне каждый день.

Подавляющее большинство вакансий приходило из Торонто, ближайшего мегаполиса, местами до боли напоминающего Москву, но не в пример Белокаменной чистого и ухоженного. Торонто с городами спутниками образует крупнейший экономический узел Канады. Русскоговорящая диаспора насчитывает до двухсот тысяч человек, в городе есть супермаркеты с импортными товарами, где весь персонал говорит по-русски. Вы подходите к кассе, а кассир вас спрашивает: «Здравствуйте! Как ваши дела сегодня?», а на прощание обязательно пожелает хорошего дня.

Именно по этой причине Торонто так притягивает одних, и отпугивает других русских иммигрантов. В дебрях квартала Финч, как и на Брайтон Бич, годами и десятилетиями живут люди, не знающие ни слова по-английски.

Наверное, самая романтичная провинция в Канаде — это Альберта. Можно сказать, что это канадская Сибирь. Провинция примечательна прежде всего красивейшими горами и национальными парками. В школе нас учили, что горы эти называются Кордильерами, но здесь, кажется, никто этого названия не слышал, а горы именуются Скалистыми.

Но это все романтика, давайте вернемся к делу: нефтяные пески Альберты по некоторым оценкам содержат крупнейшие в мире залежи нефти. И каждый скачек цен на нефть вызывает новый экономический бум в Альберте. По этой, видимо, причине бурильщики, сварщики и другие связанные с добычей нефти специалисты получают привилегии упрощенной иммиграции в Канаду. В последнее время, однако, провинция столкнулась с существенным дефицитом бюджета, и по радио говорят об уменьшении ПРИТОКА рабочей силы в провинцию — люди по-прежнему приезжают сюда со всей Канады, но в меньших количествах, чем прежде.

Однако если вам хватило авантюризма поехать в Альберту (как мне, спустя полтора года), имейте в виду, что зимой столбик термометра может запросто опуститься до минут сорока. Будьте готовы, что завистники, будут дразнить и пугать вас холодами, но помните, что деньги обычно пахнут нефтью.

«Мне звонили из Киева,
Звонили из Катманду…»
Б. Гребенщиков

Вскоре мне позвонили из Саскачевана. Там тоже нашли нефть. Предложение было заманчивым, если не считать того, что на плоском как стекло Саскачеване, нет практически ничего кроме озер и травы. И нефти. Говорят, можно заниматься дайвингом, только на дне опять лишь трава да песок. Нет даже людей. На территории большей, чем вся Украина проживает всего миллион человек. Похожая ситуация и в Манитобе.

Зато в Саскачеване, по слухам, наблюдается забавный демографический фактор (феномен Витебска): женщин там гораздо больше, все мужики, похоже, уехали в Альберту. Канадские парни из Онтарио, привыкшие к большой конкуренции, оказываются в Саскачеване как в раю. Женщины сами знакомятся, угощают в барах и ресторанах, предлагают подвезти, и просят номера телефонов.

Летом 2013-го во время отпуска мне довелось проехать на машине через атлантические провинции и остров Ньюфаундленд, что на самом востоке Канады. На шельфе Ньюфаундленда недавно тоже нашли нефть, и до последнего времени экономика провинции постепенно поднималась, но работы все равно не хватает даже на всех местных, и большое количество ньюфиз и выходцев из других атлантических провинций сегодня работают в Альберте. Их заливистые акценты хорошо различимы в аэропортах и на внутренних рейсах. Однако, те места и люди, навсегда остались в моем сердце, и я всерьез подумываю о разных комбинациях, которые позволят мне жить там несколько месяцев в году.

Определенной популярностью, по крайней мере в разговорной речи, пользуются Северо-Западные Территории, а также территории Юкон и Нунавут. Туда каждую пятницу собирался уехать один мой знакомый. Из положительных аспектов работы там: высокая заработная плата, низкие налоги, 24 часовой световой день летом, северное сияние зимой, индейцы и эскимосы. Из негативных: полярная зима, скука, индейцы и эскимосы. В Северо-западных Территориях до недавнего времени тоже наблюдался определенный бум, так что если хотите подумать о жизни годик-другой и накопить денег — отличный вариант. Я сам подался на единственную АйТи-позицию там, но ответа не получил.

Тем временем каждый второй человек в Канаде мечтает переехать в Британскую Колумбию, в частности в Ванкувер, о котором вскоре будет отдельный пост. Отгороженная от Альберты теми же горами, провинция граничит с Аляской, штатом Вашингтон и Тихим океаном. Если в вас достаточно авантюризма поехать туда, будьте готовы, что завистники будут пугать китайскими детьми или внуками и высокими ценами. Приютившая огромное количество гонконгцев, Британская Колумбия, в частности «Гонкувер», сегодня располагает очень крупной китайской диаспорой. Если с китайцами легко конкурировать в качестве, то в величине оплаты труда и продолжительности рабочего дня им равных нет.

Если вы говорите по-французски, вам будут рады в Квебеке, хотя экономическая ситуация в этой провинции не самая благоприятная (но программисты нужны и там).
В общем: «Каравай-каравай, кого хочешь, выбирай!».

Мне сложно судить об общей экономическая ситуации в стране сегодня: дешевая нефть душит нефтегазовую промышленность, но она же делает конкурентными канадский доллар и товары на американском рынке, отчего в Онтарио, кажется, дела идут в гору. Кто в курсе, поделитесь новостями.


Психологический фактор

Среди иммигрантов распространено заблуждение о чрезвычайной сложности найти работу в Канаде. Здесь я вижу параллели с тезисом о том, что в СНГ невозможно поступить в университет без взятки. Возможно, мой пример вовсе не показателен, но в свое время я поступил бесплатно в три университета (два в Крыму, один в Москве), еще не закончив школы, и мог выбирать. Речь, однако, сейчас идет о квалифицированных специалистах с канадскими дипломами.

Также я часто слышу, что опыт работы на родине не котируется за рубежом. Обязательно найдется человек, который скажет это и вам. Во всем этом есть доля правды. По признанию рекрутеров, отговорка об отсутствии канадского опыта часто используется работодателями и агентствами, когда у кандидата откровенно низкий уровень английского языка.

Вернемся к моей истории. Вы замечали, что важные события в жизни происходят неожиданно, когда ты совершенно к ним не готов? Или происходят вопреки всем обстоятельствам? Мне позвонили и предложили пройти тестирование, чтобы удостовериться в моей компетенции. В назначенное время на электронную почту пришло сообщение со ссылкой на онлайн тест из сорока вопросов. На каждый вопрос отводилось не более трех минут. Я приготовился пройти тестирование в спокойной университетской лаборатории, как вскоре после начала я почувствовал, что нестерпимо хочу в туалет. Ну что за проклятье такое!

Бросить тест, от которого зависит мое будущее? Или поступить совсем некрасиво, как в детстве? Заметив мое смятение, находившийся рядом знакомый, мечтающий по пятницам уехать в Юкон, не раздумывая посоветовал идти в туалет с ноутбуком. Так был найден выгодный компромисс. Отчего же мы сами так часто не видим очевидных решений своих жизненных проблем? Правда выходящий из туалета человек с ноутбуком вызывает много домыслов, но это мелочи. Тест был сдал блестяще, рекрутеры убедились, что я не врал в резюме. Начались собеседования.

Занимательным моментом оказалось то, что работодатели в Канаде куда больше внимания уделяют психологическим особенностям кандидата. Перед первым собеседованием мне позвонил рекрутер и объяснил, что компанию основали выходцы из Майкрософта, и им нужен разработчик с Google-type складом ума: увлеченный человек, не беспокоящийся о зарплате, глубоко интересующийся своей работой и тому подобное. Обдумав услышанное, я приготовился к разговору.

Меня спрашивали о прежней работе, чем бы я хотел заниматься, о чем был мой диплом. Я объяснял, что в дипломе я сравнивал математические алгоритмы кластеризации графов, писал о прикладном применении этой научной проблемы, говорил о том, как на прежней работе реализовывал алгоритмы, опубликованные в научных статьях, что это, пожалуй было самым запоминающимся заданием (не уточняя, что в этом случае запоминается далеко не самое лучшее), рассказал о видении своей профессии в бытность школьником — мол, я веду машину и думаю о какой-то задаче, потом мне приходит в голову идея, я останавливаюсь, достаю ноутбук или просто блокнот и начинаю записывать… На следующий день мне позвонил рекрутер и сказал, что я перестарался: работодатель счел, что я слишком «научный» парень, и мне будет скучно в их глубоко практичной среде. Для меня это было почти оскорблением, ибо наука уже стояла у меня поперек горла, бесконечная исследовательская работа в университете вызывала депрессию.

Другая заинтересованная компания, удостоверившись по телефону в моей компетенции, пригласила меня на очное собеседование в Торонто. Я постарался извлечь урок из случившегося и в этот раз не вдавался в детали, а старался очертить общую картину своего опыта работы, умышленно уходя от подробностей. Но как оказалось, в этот раз от меня ждали именно подробностей. Отказ мотивировали отсутствием огонька в глазах, хотя отметили, что технические знания были на уровне.

Собеседования в Канаде обычно многоступенчатые: вас пригласят как минимум два раза. В моем случае первое собеседование обычно было телефонным, или имело форму теста, который, однако, можно пройти, сидя в туалете. Постепенно я набирался опыта. Собеседования хороши тем, что вопросы в целом задаются одни и те же. Ты будто сдаешь один и тот же экзамен снова и снова: со временем все больше узнаешь о своей собственной карьере, понимаешь, о чем стоит умолчать, и прочее. В России я беспокоился лишь о технических знаниях. Здесь мне больше внимания пришлось уделять психологическим аспектам.

В другой раз меня собеседовали по скайпу четыре человека из Саскачевана. Стараясь заинтересовать меня бескрайними прериями и компактными городками, они неосторожно обмолвились, что один из собеседовавших меня сотрудников работает удаленно из Торонто, а это почти три тысячи километров на восток. Можно представить, как же сложно удержать человека в этой глуши, если работодатель идет на такие поблажки.

Следующей меня собеседовала компания, расположенная в финансовом центре Торонто, так называемый «даунтаун» — заманчивое место после виндзорской глуши: нарядные люди бегают туда-сюда, небоскребы, такси, трамваи, квадратные кварталы — почти что Манхеттен. Аренда площади здесь стоит бешенных денег, парковка — отдельная история. Я решил ехать на поезде, чтобы избежать головной боли (парой дней позже поезд, на котором я ехал, сошел с рельс — вы верите в знаки?). Офис располагался в старом здании, дорогое внутренне убранство было подобрано со вкусом и удивительно контрастировало с битыми и нештукатуреными кирпичными стенами — почти так же, как это случается в московских подвальных кафе и ресторанах — здесь правда гармонии было куда больше. Ступать по блестящему паркету было приятно, правда потолок этажом ниже неизменно выдавал мое присутствие истошными скрипами. Симпатичная азиатка показала мне офис, провела в помещение, где сидят разработчики. Выходя из-за угла, я вдруг наткнулся на здоровенную псину, похожую на русского черного терьера. Она стояла неподвижно и смотрела на меня своими невидимыми из-под шерсти глазами. Я слегка опешил.

— Мы разрешаем сотрудникам приводить сюда своих домашних животных, если никому это не мешает.

Я заметил на полу собачью резиновую игрушку. Меня отвели в кабинет старшего разработчика, который должен был меня собеседовать, а собака проводила меня пристальным взглядом. На собеседование принято приходить парадно-одетым — костюм и рубашка, как минимум, иногда галстук. Меня встречал заросший бородой и усами программер Стив в джинсах и футболке. В общем, это вполне нормальный вид для здорового айтишника. На досуге Стив скорее всего делает себе кольчугу и текстолитовый меч, ходит в походы и изучает фехтование. Видимо, со времен последнего похода на его футболке осталась прожженная дыра размером со среднюю картофелину, из-под которой можно было разглядеть волосатый живот. Мы разговорились, обмениваясь вопросами. Кстати, всегда имейте в запасе пяток вопросов о компании, условиях работы и т.п. — это говорит о вашей заинтересованности в трудоустройстве. Компания разрабатывала бухгалтерское программное обеспечение, и дела, судя по всему, шли неплохо. Я задал свой главный вопрос: «Какие технологии и библиотеки вы используете?». Обычно на развернутый ответ у увлеченных работой айтишников уходит минут пятнадцать — они враз называют десять-пятнадцать наименований, объясняют вкратце что есть что, и как используется в компании. Стив ответил меньше чем за минуту: «Ну, мы используем Visual Studio, язык C# и базу данных». Несложно было оценить размах исследовательских работ…

Дольше всего меня испытывали ребята с окраин Торонто. Они провели со мной три собеседования. Мне предлагали: «Представьте, что вы управляющий гигантской компанией, производящей детские коляски, и вдруг вы узнаете, что…», и записывали мою реакцию. Следом шли технические вопросы, после которых меня просили рассказать о своем дипломе и о научной работе моего профессора. Им было интересно, чем я занимаюсь на досуге, они также хотели понять, насколько меня смущает некоторая отдаленность от большого города… Проект, которым они занимаются, показался мне интересным, и ответ на мой вопрос об используемых технологиях у них занял дольше обычного. Хоть формально у меня и был выбор: целых три предложения, на деле выбирать почти не приходилось: западная Сибирь, Стив в дырявой футболке с собакой в коридоре или эти ребята.

Таким был хэппи-энд три года назад, но среди этого обилия технологий я проработал лишь семь месяцев. По окончании испытательного срока я не получил обещанной прибавки к зарплате, и начал тихонько подыскивать себе новое место в большом городе. Психологическая атмосфера в моей первой компании была не совсем здоровой, во многом из-за одного единственного человека, сумевшего заставить уйти еще несколько сотрудников после меня. Имея полноценную, хоть и не очень приятную работу, я чувствовал себя куда уверенней и не собирался менять шило на мыло. За три месяца я прошел еще множество собеседований.

Здесь стоит отметить важный недостаток работы с рекрутерами — им важно скорее трудоустроить вас куда угодно и получить свою комиссию. Размер вашей зарплаты и удовлетворенность работой после испытательного срока их мало беспокоят. Неопытные студенты часто испытывают давление.

— Ты же уже согласился! Слово нужно держать! — они будут цепляться за ваши предварительные ответы и придираться к словам. Вам могут объяснять, что вы ничего не стоите с вашим дипломом и опытом работы в другой стране и тому подобное. Помните, что если они за вас взялись, вы уже многого стоите в их глазах и не стесняйтесь стоять на своем.

Люди более амбициозные или с более четким видением часто предпочитают связываться с конкретной компанией, в которой они заинтересованы, напрямую.

Некая компания в Оттаве провела со мной три телефонных собеседования, оплатила мне поезд до Оттавы и обратно для четырёхчасового очного разговора, и отказала после еще одного телефонного интервью.

— Парень, ты, конечно, классный, но опыта тебе чуточку не хватает.

Все это было настоящим боевым крещением. Я научился преподносить себя в наилучшем свете и продолжал свои неспешные поиски. В результате на новом месте я выторговал себе тридцатипроцентную (30%) прибавку к зарплате.

Новое место, в центре Торонто, было на ступеньку выше предыдущего. Руководство хвасталось, что ставит рекрутеров в неудобное положение: половина кандидатов, ищущих работу, уже собеседовались у них и получили отказ. В этом месте я проработал год. Вернувшись из трехнедельного отпуска, за время которого я проехал 10 000 километров по атлантическим провинциям, я почувствовал нарастающее отвращение к этому офису и коллективу, решил, что пора двигаться дальше и возобновил поиски.

В этот раз мне позвонили из Альберты. Четыре собеседования через скайп, отказ, перемена решения спустя месяц и приглашение на работу в Калгари. Новая компания оказалась еще на ступеньку выше предыдущей. Одной из причин переезда в Альберту была возможность пересечь полстраны на машине.

Вместо необходимых на дорогу 3-4 дней я потратил девять; и подругу, вместе с которой мы пережили это незабываемое путешествие. Новая компания помогла мне с переездом, оплатив бензин, три ночи в гостинице по дороге (из которых я воспользовался лишь одной, ночуя либо в палатке, либо останавливаясь у друзей и знакомых, которых я успел насобирать за 4 года жизни в Канаде) и две недели в гостинице на время поиска жилья в новом городе.

Пока что о смене работы я не думаю, и считаю, что следующим этапом карьерного развития должно быть трудоустройство в компанию ранга Майкрософт, Гугл и Амазон или постоянная работа из дома.

К слову все компании запрашивают рекомендации — кандидат должен предоставить контакты трех людей, которые могут положительно охарактеризовать его.
UPD. Иммиграционные законы меняются постоянно, так что на момент чтения вами этой записи что-то из сказанного мной может быть уже неактуально. Проверяйте все сами перед принятием решений.

  • 1
Хм, мы обдумываем тот же путь, но пока не понимаем бюджет мероприятия - не поделитесь? :)

Тут все зависит от универа и программы.
Я платил по 6-7 тысяч канадских долларов в семестр, которых по 3 в году. Во время ко-опа я платил 700 долларов в семестр или около того. В то же самое время я получал стипендию за красный диплом из России, деньги за научную и "преподавательскую" работу, за ко-оп, летние подработки в универе и, впоследствии, работу на неполный рабочий день.

Edited at 2015-03-01 08:58 am (UTC)

О, ага, спасибо! Потому что где что сдать, снять и нотариально заверить, в сети-то ищется, а вот расценки я что-то пока ни в одном университете интересующей нас провинции не нашла. Спасибо еще раз :)

Забыл добавить, что по большому счету в течение двух с половиной лет учебы со всеми заработками и тратами я выходил в ноль.
Расценки все должны быть на сайтах.

Интересно было почитать твой опыт, спасибо! У меня предстоит похожее распутье с дипломом юриста в Словакии. Но Словакия - не Канада, и я не программист =) Хочу, вопреки здравому смыслу, пойти другим путем. А жизнь все равно все расставит на свои места...

Ну, мне вот Торонтово после 3 лет в Маленьком Ковбойском ГородкеТМ показался совершенно унылым, депрессовым, неэстетичным, кардинально засраным и забитым каким-то совершенно левым народом, в котором ты - очевидное вижуал майнорити.
"Гусский гайон" - трэш. Единственное позитивное впечатление - супермаркет "Яма".
При езде пришлось быстро освежать московские навыки.

С Айти, возможно, свои нюансы, но в моей сфере все случаи общения с рекрутерами были категорически бесполезными. Они ограниченны, не знают специфики твоей работы, они не знают, на что обращать внимание - и, в результате, начинается тупая психологическая игра "ищем тимплеера" согласно букве методички.
Полезный выхлоп - 0.

Про Саскатун соглашусь - если не работать 12 часов в сутки, то там можно запить или уехать в глубокую депрессию. Манитоба - то же самое, + комары, лютая зима и индейцы (из-за последних Виннипег держит первое место по убийствам).

БиСи - довольно разная. Некое АйТи присутствует в Kelowna, пасторальном пенсионерском городке-рае в горах. Там окей. До последнего времени было очень хорошо в Виктории, где тоже есть АйТи. Но ухудшилась криминогенная и этническая обстановка, стало очень много бомжей.
Ванкувер, как и все большие поселения на том берегу (Сиэтл, Портленд, Сан-Фран) - очень специфичен. Количество бомжей, наркоманов, особенно в некоторых районах центра города, и просто психических и сексуальных девиантов - просто зашкаливает. Купить жилье в нормальном районе с нормальным ценником - нереально сложно. Хреновый трафик в рабочие дни из-за необходимости пересекать проливы и речки (на мостах жуткие пробки в час пик). 300 дней в году идет дождь, либо просто пасмурно.

В Альберте очень сильно различаются Калгари и Эдмонтон. Основное отличие - Калгари это город, изо всех сил пытающийся сохранить традиционный деревенский дух. Эдмонтон - это глухая деревня, изо всех сил пыжащаяся казаться городом. Разный климат, разный облик, разные люди. Эдмонтон в жилсекторе - просто близнец Саскатуна.

Квебек неприятен людьми, климатом и своими нравами/порядками.

Про Маритаймы ничего не скажу, не был.

На круг пока реально зацепили только 2 города в Канаде - где вполне себя вижу живущим - Калгари (все хорошо, но далеко ото всюду и длинноватая зима) и Оттава (приятный город, показавшийся за несколько дней пребывания еочень уютным. Но природа/климат - Подмосковье).

интересные наблюдения, пропитанные дустом депрессухи
но всё равно интересные

Почему бы вам не поделиться ими в canada_ru, чтобы люди знали, в каие жуткие дыры они собираются ехать?

jedem das seine, как говорится. Я сугубо про свои ощущения говорил, никого убеждать ни в чем не собираюсь.

На канаду-сру, равно как и торонто-сру не ходил, не хожу и не планирую.

как же тяжело жить с таким негативным грузом...
не представляю даже

обращаюсь к автору снова: почему вы такие познавательные и полезные посты не ставите в canada_ru?
Вот с понедельничка утра скопируйте туда, плиз, с катом конечно.

Спасибо

не программист а сетевой инженер? Что-то можете порекомендовать? Спасибо!

Поступайте в универ и приезжайте учиться.
Или ищите работу из России/Украины.

мне интересно,а науке известны случаи трудоустройства за рубежом НЕ айтишников? ;)

А где же Ваш хвалёный ай-кью?

И что же вас смутило?

По моим понятиям высокий коэфициент интлекта для того и нужен, чтобы в первую очередь прогнозировать устройство его обладателя для успешного дальнейшего применения своего высокого интеллекта. А не плакаться в жилетки другим за неудачи.

Вообще не понимаю почему it ищут работу в компаниях, куча заказов в интернете, найти граматного по друпалу например очень тяжело даже за 80 долларов в час

Найти специалиста по Коболу еще сложнее. Банки им могут даже больше платить. Непонятно, почему все изучают Джаву.

В остальном, чтобы стать грамотным, нужно много лет вращаться в кругу более грамотных. Рынок контракторов же наполнен умными, но безграмотными программистами, после которых нередко спасение только одно — переписать все заново.

Также компенсация не исчерпывается деньгами. Компания — это коллектив, который кому-то может заменить семью; это медицинская страховка, покрывающая стоматологов, мануальных терапевтов и массажистов, это членство в спортивных клубах, оплачиваемые отпуска и гарантированное трудоустройство. Если же вас увольняют из компании после того, как вы проработали там определенное время, государство будет платить вам страховку (не путать с пособием по безработице). Продолжать можно долго, поверьте.

Я долго не понимал, почему люди покупают разные машины, а не Мазду 6, ведь это самая правильная машина. Потом повзрослел.

У каждого свой путь.

Целый научный труд написал!

много букв. очень интересно. спасибо, Антон!

Bonjour !

(Anonymous)
Что-то не так с автором - слишком похоже на психоанализ = всё очень хорошо, только держитесь....
Ни имём, ни фактов - только бля-бля-бля ...
Или он хороший человек, или обычный лахотрон ...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account