Антоний Чертовский (tony_dickens) wrote,
Антоний Чертовский
tony_dickens

Глава 5

Глава 1 | Глава 2 | Глава 3 | Глава 4 | Глава 5 | Глава 6 | Глава 7 | Глава 8 | Глава 9 | Глава 10 | Глава 11 | Глава 12 | Оглавление

Не стоит прогибаться под изменчивый мир,
Пусть лучше он прогнется под нас.

Андрей Макаревич


Пятничным вечером Мартин пригласил Виктора с Карлом в японский ресторан. Карл привел свою новую подругу, которая была выше него. Мартин пришел заранее и веселился за столом с тремя японскими студентками.

— Ооо! А вот и они! — Мартин торжественно приветствовал друзей. — Знакомьтесь, это мой замечательный друг Виктор!

Манера и тон, с которой был представлен Виктор, предполагала, что он как минимум местная знаменитость. Японские девочки, едва говорящие по-английски, проявляли к нему живой интерес. Виктор задавал им вопросы об их известных мужчинах и записывал незнакомые имена в блокнот. Собрав в памяти все скудные знания японских боевых искусств, он проявил осведомленность в японской культуре, чем покорил девочек окончательно. Карл фотографировал его в окружении женщин и просил девушек целовать Виктора в щеки.

— Класс! Скоро оздоровим твой имидж в Фейсбуке. Ты теперь популярен среди женщин!

После ужина Карл стукнул себя по лбу:

— Сегодня же день рождения у Голдмана.
— Кто такой Голдман?
— Один еврей, — добродушно констатировал Карл.


Минут через сорок они ввалились в шумную квартиру. Виктор был снова на задании, выведывая женские фантазии. Удивительно, как много имен он слышал впервые в жизни, но техника давала результаты. Если в прошлом Виктор мог несколько часов простоять у стенки, поддерживая неинтересный разговор с таким же неудачником, делая вид, что жутко заинтересован беседой, то теперь он общался только с девушками и записывал в блокнот их имена и предпочтения.

После полуночи шумная компания стала рассеиваться. Даже Голдман куда-то исчез. В числе последних Виктор и Карл, под руку с кучерявой интеллектуального вида девушкой Дашей и бутылкой рома под курткой, вывалились на улицу. Карл читал нараспев чудовищные стихи, изредка прерываясь, чтобы подразнить Дашу, и продолжая чтение без запинки. Девушка смотрела на него с яркой смесью злости, пренебрежения и обожания. Порядочный Виктор, вызвавшись развести всех по домам, начал прощупывать новые границы дозволенного:

— А мне, глядя на тебя, Даша, приходят на ум только пошлости: «Кудри вьются, кудри вьются, кудри вьются у блядей, Почему они не вьются у порядочных людей?»

В обычной обстановке Даша, вероятно, стукнула бы его сумкой по голове, но рядом был Карл, которому и не такое сходило с рук. На лице Даши в который раз сгустились тучи, но после секундного колебания, либо не найдя прямого оскорбления, либо проглотив обиду, чтобы не ловить такси, девушка успокоилась. В машине Карл продолжил вечер современной поэзии:

«… Ограбил кокаиновое хранилище?
Вот это тебе повезло, сучёнышь! Кокаин-кокаин-кокаинище!
Тут где-то полтонны, наверное. Вот свезло тебе, алка́шня!
В гробу вращается Эйфель, тоскливо в туман смотрит башня...»

Дождавшись, когда Карл закончит, воодушевленный ощущением вседозволенности, Виктор решился еще на одну гадость:

— У меня с Дашей только мерзости ассоциируются: если Люба не любит, Света не светит, а Катя не катит, хорошо, что всегда есть Даша!

При всем напускном отвращении, Даше, очевидно, нравилась компания двух подонков, Карла в особенности. Она предложила зайти в круглосуточную булочную недалеко от ее дома. По пути Карл не упускал возможности слегка пихнуть девушку задом, и тут же приобнять. Виктор шел позади и начинал слегка злиться. «Все-таки нельзя так с женщинами обращаться» — думал он. В булочной Карл долго припирался с Дашей у кассы. Виктор знал, что тот убеждает ее заплатить за них. «Когда женщина платит или делает что-то для тебя, она инвестирует и подсознательно повышает твою цену в собственных глазах». Виктор понимал логику, но никак не мог принять моральную сторону этого подхода. Долгие годы воспитания в духе «быть джентльменом» заставляли его чувствовать вину за жалкие полтора доллара, потраченные на него девушкой. Даша смотрела на Карла со смесью эмоций, умом осознавая, что тот ведет себя как последний сукин сын, но физически ощущая к нему необъяснимое влечение, поражаясь себе самой. Будто отвечая на незаданный вопрос, Карл спокойным голосом проговорил:

— Я знаю, что ты сейчас чувствуешь. Я долго учился общаться с женщинами.
— Ну хорошо. Я понимаю, вот этот гаденыш! — Даша смотрела на Карла, едва сдерживая улыбку, хотя в голосе ее слышались нотки отчаяния. — Но тебе-то это зачем? — она обратилась к Виктору. — Ты же воспитанный парень!
— Порядочность и воспитанность скучны, они не вызывают интереса, девушки меня игнорируют. Я же хочу не упустить свою женщину, когда ее встречу.

Даша молча кивала со странным лицом, будто признавая собственную вину в таком положении вещей.

Провожать девушку домой, если ты не намереваешься там остаться, было вопреки канонам пикапа. Более того, Даша сама была сильно против, точно опасаясь, что не устоит и затащит Карла внутрь.

Время близилось к утру. Карл жил неподалеку и предложил Виктору остаться у него ночь.

— А парковаться можешь прямо здесь! — он махнул рукой на какой-то проем между машинами. — Записку напиши с номером телефона.
— А ты уверен, что здесь можно?
— Да конечно, что тут такого?

Около полудня Виктора разбудил телефонный звонок. Его собеседник был в ярости:

— Какого хрена твоя машина делает на моем крыльце?
— Ээ-э, так я к другу в гости приехал, он сказал, там можно…
— Твой друг у меня дома живет?
— Нет, я думал, ему видней…
— Если ты через пять минут ее не уберешь, я вызываю эвакуатор!
— Сейчас уберу, извините, пожалуйста!

Потерпевший еще утром написал гневное сообщение, но Виктор крепко спал. В свете дня было видно, что он втиснул свой седан в пешеходный проход между машинами, где не было даже ровной поверхности. В Техасе за такое, наверное, могли бы пристрелить. Виктор снова задумался о рамках допустимого, которые каждый ставит себе сам. Прошлой ночью он несколько раз прогнул под себя мир, совершив немыслимые доселе вещи. И все сошло ему с рук.

— А чего он кричал? — удивлялся на соседа Карл, отродясь не водивший машину. — Ему что, места жалко?

После обеда в китайской забегаловке Карл потащил Виктора на блошиный рынок, откуда были родом его костюмы и галстуки.

— В тебе все должно быть согласовано, — говорил он, проходя между рядами. — Ты крутой мужик, за тобой женщины в очередь строятся, и если та, которую ты кадришь, тебя не хочет, то у тебя еще десять других, которые хотят. И говорить, двигаться, думать ты должен соответствующе. У тебя все круто, поэтому если что-то идет не так, пусть оно тебя не беспокоит. Смотрел «Как я встретил вашу маму»? Там чувак просыпается утром пьяный в мусорном ящике, поправляет измятый костюм, и говорит себе «Я крут!». Он в каждой серии говорит «Я крут!».

Карл выбрал Виктору блестящую, точно сделанную из фольги, рубашку и несколько ярких старомодных галстуков. Прямо с рынка друзья поехали на очередную вечеринку. Виктор переоделся в машине, надев «алюминиевую» рубашку и ярко-красный галстук, на скорую руку завязанный Карлом. Одевшись в унисон, они выглядели как команда.

— Слушай, — Карла терзали смутные воспоминания, — у нас вчера бутылка рома была, помнишь?

Вчерашние события казались делами недельной давности. Не даром ПУА (сокращение от PickUp Artists) водят девушек на «множественные» свидания, меняя обстановку несколько раз за вечер — это создает иллюзию долгого знакомства. Тем не менее, Виктор отчетливо помнил, как Карл на ходу открывал прихваченный у Голдмана ром.

— Где же она может быть? — он задумчиво пошарил рукой под водительским сиденьем. — Где оставил, там и лежит! — Виктор восторженно извлек почти полную бутылку.

По дороге Карл поделился еще одной мудростью:

— На вечеринках и в клубах всегда есть люди типа нас с тобой. Они будут клеить телок, возбуждать их весь вечер, чтобы увести домой. Но есть ребята еще круче, прознавшие всю эту тему, которые появляются под самый конец, подкатывают к уже теплым девахам, которых другие чуваки разгоняли весь вечер, и уводят их. Телкам в таком состоянии уже все равно с кем лечь в постель. Риск тут высок, но это, блин, высший пилотаж…

В этот вечер все подходили к ним знакомиться:

— Ребята, да вам надо свое шоу открывать!
— Видишь? — говорил Карл. — А делов только — рубашку поменять!

Карл был одет посерьезней: он носил необычную бижутерию с мистическими символами, пижонскую пряжку и солнцезащитные очки в пластиковой оправе. Эти очки вызывали у Виктора воспоминания постсоветского детства, когда дешевый западный товар хлынул на прилавки уличных ларьков и магазинов. У американцев они, очевидно, вызывали другие чувства.

— Чувак, классные очки! Можно посмотреть? Где ты их достал?
— Мне девушка подарила, — Карл покачивался в такт музыке.

Это был самый правильный ответ: он не признавался в том, что купил очки в долларовом магазине, и создавал впечатление успешного мужчины.

В руках восторженного собеседника из очков выпала пластиковая линза:

— О, боже мой! Извини, пожалуйста, чувак!
— Ерунда, — Карл невозмутимо вставил линзу в оправу и надел очки.

Он был полностью конгруэнтен.

Глава 1 | Глава 2 | Глава 3 | Глава 4 | Глава 5 | Глава 6 | Глава 7 | Глава 8 | Глава 9 | Глава 10 | Глава 11 | Глава 12 | Оглавление
Tags: В поисках любви, проза
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment