Антоний Чертовский (tony_dickens) wrote,
Антоний Чертовский
tony_dickens

Category:

Глава 7

Глава 1 | Глава 2 | Глава 3 | Глава 4 | Глава 5 | Глава 6 | Глава 7 | Глава 8 | Глава 9 | Глава 10 | Глава 11 | Глава 12 | Оглавление

To become a man, a son must first become a prodigal, leave home, and travel solo into a far country. ... There can be no homecoming without leave-taking. To love a woman we must first leave WOMAN behind.
Sam Keen

Словно вопреки объяснениям Анны, их отношения развивались вполне традиционно. Встречаясь пару раз в неделю, они флиртовали и дразнили друг друга короткими сообщениями, часами разговаривали и гуляли. Каждый раз, замечая свою зубную щетку у нее в ванной комнате, Виктор испытывал прилив сентиментальности. Вряд ли она доставала ее из тайника перед его приходом. Карл говорил, что женщины редко имеют несколько партнеров одновременно. Спросить Анну напрямую он не решался.

— Ко мне вчера зашла в гости подруга и спросила, чья это зубная щетка. А я ей говорю, ты разве не знаешь, что у меня одной по три штуки бывает? — сказала она однажды.
— Значит, я твой секрет, — Виктор уловил смысл ее слов.
— Пока что да, — она виновато опустила глаза.

Она не была похожа ни на одну девушку, которую знал Виктор. В ней была сила, которую он искал в себе. Казалось, она точно знала, чего хочет. Подсознательно, вопреки себе, Виктор подчинялся ей, что доставляло неудобство им обоим.

— Я не могу избавиться от ощущения, что ты намного меня старше, — признавался он.
— Я тоже чувствую себя старше, и поверь, это неприятное ощущение.

Виктору казалось, что отношение доминирования колеблется между ними, он периодически чувствовал себя хозяином ситуации, но не мог нащупать источник этой уверенности, не понимая каким образом они с Анной меняются местами. Кроме того, она не была до конца с ним откровенна. Она никогда не врала, но огородила часть личного пространства, куда Виктору вход был воспрещен. Словно натыкаясь на невидимую стену, он неизменно ощущал это в общении. Анна избегала любых разговоров о чувствах между ними. Она не доверяла ему всецело.

Виктор замечал это даже в пустяках. Не желая понять, что в этом может проявляться стеснительность перед новым партнером, он принимал все на свой счет. Так, целуя ее шею в минуты нежности, он заметил, как по ее коже волнами шли мурашки. Зрелище заворожило его, и он умиленно засмеялся.

— Что такое? — встрепенулась Анна.
— Так здорово, — с мальчишеским восторгом бормотал Виктор, продолжая гладить ее кожу, — у тебя мурашки от моих поцелуев…
— Конечно, мурашки будут, окно вон открыто!

Он старался не предъявлять претензий, ведь Анна ничего ему не обещала. Он мог встречаться с другим девушками и заниматься с ними, чем угодно — по крайней мере, так он понимал их отношения. Однако у него пропал интерес к кому-либо, кроме нее. В Анне Виктор нашел все, что когда-либо искал в женщине. С каждым днем он становился все более одержим ею, чувствуя, что теряет самообладание. За исключением этих нюансов, они были полноценной парой, и странная позиция Анны могла означать, что он оказался рядом лишь за неимением более достойных кандидатур, и рано или поздно Анна оставит его ради более подходящего кавалера. Все реже он испытывал радость свободы и непривязанности, и все чаще его поглощала тоска отверженного мужчины.

Следуя по пути всестороннего развития, Виктор уже давно размышлял о смене работы. Анна проявляла интерес к его поискам, и он охотно делился новостями:

— Представляешь, мне сегодня позвонили рекрутеры и спросили, что я думаю о Калифорнии. Я говорю: «Я думаю, это замечательно, но я не планировал переезжать». Мне предложили подумать еще.
— Я не знаю, как будут развиваться наши с тобой отношения, — рассудительно отвечала Анна, — но я очень ценю своих друзей и привязываюсь к людям, и если ты уедешь, я, может быть, расстроюсь.

В поисках лучшего места Виктор не торопился, не желая размениваться. Из Калифорнии больше не звонили, но это зернышко очень скоро дало ростки. В недрах памяти оттенками эмоций заиграли юношеские фантазии о дальних странствиях, покорении неизвестных земель и героическом возвращении в шрамах и с трофеями. Виктор знал, что вернется другим человеком, закаленным, зрелым мужчиной, к которому потянутся женщины. Забытый со времен мальчишества зов мужества шевелил потаенные струны его психики.

Не говоря никому, он начал целенаправленный поиск вакансий в Калифорнии, одновременно пребывая в тягостной нерешительности между женщиной и мечтой. Анна не хотела быть с ним, но она и не гнала его. Виктор был уверен, что прояви он немного настойчивости — и она сдастся, но такая победа не вызывала радости. Было неприятно мириться с ролью компромисса, постоянно доказывая и себе, и ей, что он достоин. Виктор все острее переживал несоответствие между ними, словно она зарабатывала в два раза больше него, только ее зрелость воспринималась еще болезненнее. Ему было сложно расслабиться в ее присутствии, он всячески старался угодить ей и боялся расстроить.

Но останься он с Анной сейчас — он уже никогда не решится на поступок: не сможет, бросив все, переехать на край земли, начать новую жизнь и заглянуть в глаза своему страху. Было в этом нечто, без чего жизнь казалась неполной. Если он и дорастет до ее уровня, покорит ее, он будет презирать себя за то, что не воспользовался возможностью и предпочел комфорт испытанию. Виктор чувствовал, будто мощный поток подхватывает его — это был его путь. Он еще мог сойти с поезда, остаться с Анной, но прожить чужую жизнь. Для него все было решено, но пара месяцев «несерьезных» отношений зародили в нем чувство ответственности, которое теперь не давало ему покоя.

Как к старшему брату он обратился за советом к Мартину, который не знал Анны, и тем спокойнее Виктор ему открывался:

— Вот у меня всю жизнь так: нравится девушка, очень хочется затащить ее в постель, но знаю, что на этом мой интерес к ней исчерпывается. И я не могу представить, как утром от нее уйду и никогда не позвоню. Вот не могу я так поступить. А с девушкой, с которой ты в отношениях, так еще сложнее. Я же вижу, как она ко мне тянется, как ей нужно внимание, хотя на словах она не признается и держит дистанцию. Я не могу ее оставить!
— Ты, я смотрю, рыцарь, — добродушно ехидничал Мартин, — и жизнь тебе все время преподносит женщин, которых нужно спасать. Но перед тем, как спасать кого-то, тебе нужно самому встать на ноги.

Виктору очень хотелось услышать от Мартина, что Анна будет в порядке, и что он все придумал. Но тот лишь озвучивал мысли, которых Виктор боялся.

— Тебе нужно научиться уходить от женщин. Это навык. Искусство в некотором смысле. У меня так несколько раз было: ужасно больно, но я знал, что потом будет только хуже. Меня ведь знаешь еще за что девушки любят? За то, что я могу каждую из них трахнуть для собственного удовольствия, взять только то, что хочу, и не переживать о них. Их это цепляет.

Сам Мартин имел мало привязанностей. Недавно он даже бросил работу, чтобы посветить себя своей страсти: он ходил в актерскую школу и даже получил пару эпизодических ролей в кино, попутно перебиваясь временными заработками. Его мечтой было спать с известными актрисами, но на этом пути он испытывал временные трудности. После одного из таких разговоров он попросил у Виктора взаймы некоторую сумму денег: недостаточно большую, чтобы беспокоиться, но и недостаточно маленькую, чтобы забыть и простить. Виктор не колебался, в любом случае для Мартина этих денег было не жалко.

— Я через три месяца отдам. Сейчас работа наклевывается, на которой я хочу остаться, — обещал обольстительный бес.

Когда Виктором снова заинтересовались в Калифорнии, он написал Анне:
— Поехали со мной в Сан-Хосе! Доедем дней за 9, обратно на самолете прилетишь.
— Ты так и не нашел, чем себя занять? — ее ответ удивил Виктора. — Не обижайся, я люблю приключения, но мне кажется, ты не знаешь, в какую бы авантюру поскорее влезть.

Виктор думал о переезде уже много недель, но Анна была не в курсе развития его амбиций. Они больше не возвращались к этой теме.

— Постой, — написала она через несколько минут. — Ты хочешь переехать в Сан-Хосе? И чтобы я скрасила тебе дорогу, а потом отправлялась восвояси? Одна?
— Ну да… Я хотел узнать, что ты об этом думаешь, — Виктор не мог понять причину ее резкости. — Ты так говоришь, будто для тебя это шок?
— Да! — отвечала Анна. — А ты бы хотел, чтобы я тебя поддержала?
— Мне казалось, ты все равно не позволишь мне быть с тобой, — Виктор соврал и тут же пожалел о написанном. Так получалось драматичнее, он красиво страдал от неразделенной любви, но в результате сваливал ответственность на нее.
— И ты поэтому решил уехать?
— Возможно, мне нужен психолог, чтобы сказать наверняка.

Виктор еще не знал, что женщины могут говорить одно, а делать другое. Последовавший телефонный разговор был первым выяснением отношений между ними. Нападая, чтобы скрыть свои чувства, Анна уличила его в шантаже:

— Либо, значит, серьезные отношения, либо я уезжаю, да? Ты знаешь, как это называется?

Такое Виктору даже в голову не приходило, он сидел на полу своей квартиры, судорожно раскрыв рот и прижавшись спиной к стене.

— Ань, А-Анечка, Ан-нют, я хочу быть с тобой, у меня в мыслях этого не было… Я не ожидал, что ты так это воспримешь. Я вообще хотел поговорить, посоветоваться с тобой.
— А зачем тебе со мной советоваться?

Виктор был слишком занят защитой, чтобы понять причину ее ярости.

— Ну я чувствую ответственность, мы же не чужие люди…
— Разве я дала тебе повод чувствовать ответственность? Я же сказала, что не хочу ничего серьезного.
— Это было два месяца назад, мы с тех пор вместе. Я хотел узнать твое мнение, как ты отнесешься к перспективе моего отъезда…
— Так ты хотел разрешения спросить? И что, если я вдруг начну рыдать и умолять тебя остаться, ты изменишь свое решение?
— Нет, — соврал Виктор, внезапно вспомнив, что настоящий мужчина должен быть тверд в своих решениях.
— Замечательно! Послушай, меня очень оскорбляет такое отношение мужчин. Из-за твоей «ответственности» я чувствую себя предметом собственности. Что это за манера такая, распространять свое влияние на вещи, тебе не принадлежащие?

Это был удар ниже пояса: то, что Виктор считал своей жертвенной заботой о ней, ее оскорбляло. Как и в случае с воинственным феминизмом, Виктору казалось, что его обвиняют ровно в том, что он родился мужчиной. Воспринимая равенство полов как нечто само собой разумеющееся, в деятельности радикальных феминистов он видел вовсе не движение за права женщин, а борьбу против мужчин как порочной части человечества.

— Аня, ну я же вижу, как ты себя ведешь, я вижу, что нужен тебе!
— Я тебе хоть слово сказала об этом? Почему ты считаешь, что можешь мне это говорить? Ведь я тебе сказала прямо, что не хочу отношений с тобой! Разве я давала тебе повод думать иначе?
— Мы больше не говорили об этом, и я подумал, что с тех пор многое могло измениться, — Виктор был искренен, в этот момент он готов был остаться и забыть о своих амбициях. Он был разбит внезапным нападением.
— Вот оно что… — голос Анны слегка успокоился. — Ты хочешь узнать то, что тебе неизвестно… — Анна взяла себя в руки, ум возобладал над эмоциями.

Эта черта больше всего умиляла Виктора: она могла закатить истерику и в самом ее разгаре внезапно удивиться: «Ой, что же это я творю?», точно программное обеспечение вводило поправку на эмоциональные сбои аппаратной части.

У Виктора не было никакой определенности в сроках и четкости в планах, и они ни о чем не договорились, решив обсудить этот вопрос при личной встрече, но следующим же утром возбужденный рекрутер объявил, что Виктора взяли на трехмесячный контракт с АйБиЭм в Сан-Франциско. Без собеседования, на основании лишь сопроводительного письма, и просили заступить на работу как можно скорее.

— Отличный вариант, отличные деньги, — хвалился по телефону агент, — и целых три месяца осмотреться, найти постоянную работу! Ты ведь переезжать собрался?

Все еще переживающий ссору, Виктор отклонил предложение, на которое согласился бы еще вчера. Теперь он не мог принять решение, боясь причинить Анне боль. Встретившись, они проговорили больше часа. По его спокойной убежденности Анна поняла, что это не юношеские капризы. Она взвешенно говорила, что у каждого в жизни своя дорога, которой важно следовать.

— Я только хочу быть уверена, что ты действительно этого хочешь. А в остальном, ты же не на Марс летишь. Я, может, приеду к тебе в гости.

Последующие два месяца они жили по-старому, правда Анна больше не оставляла Виктора на ночь, выгоняя его ближе к полуночи. Виктора это мало заботило, в некотором смысле, он даже не заметил этого.

Когда пришло новое приглашение, он распродал немногочисленное имущество, не помещавшееся в машину. Возможность пересечь континент на автомобиле явилась не последней причиной всей авантюры: таким образом приключение начиналось с порога его дома. Новый работодатель оплачивал переезд, и Анна недолго колебалась перед покупкой обратного билета на самолет. Восемь романтично-меланхоличных дней дороги, которые в других обстоятельствах сошли бы за медовый месяц, они наблюдали за мимолетным видением той пары, которой могли бы стать. В зале ожидания они безмолвно простились, со слезами на глазах выпустив друг друга из объятий.

Глава 1 | Глава 2 | Глава 3 | Глава 4 | Глава 5 | Глава 6 | Глава 7 | Глава 8 | Глава 9 | Глава 10 | Глава 11 | Глава 12 | Оглавление
Tags: В поисках любви, проза
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments